Добрый дантист

Заметки врача-программиста

Все, о чем вы знали, но боялись спросить

Previous Entry Share Next Entry
Костя: про собственничество
добрый лев
igrowing
Omnia mea mecum porto.

В предыдущих сериях:

Костя: про козла 
Костя: про день рождения
 
Костя: про велосипед 
Костя: про гордость 
Костя: про любовь - 1 
Костя: про любовь - 2 
Костя: про Новый Год 
Костя: про деньги 
Костя: про ситуации 
Костя: про рычажок
Костя: про большинство


- Аааа! Мой паровозик! Отдай! Мама! Он мой паровозик забрал! Мама! - вопил младший брат не унимаясь. Костя уворачивался от цепких ручонок брата, старась не выпустить паровозик, но и не сломать его. На шум пришла мама:
- Костя, отдай ему паровозик!
Костя вопросительно исподлобья посмотрел на маму и уже открыл было рот, пытаясь что-то возразить.
- Немедленно! - строго сказала мама.
- Мам, ты же мне подарила этот паровозик на день рождения! Он мой!
- Твой?! Отдай паровозик брату и идем со мной. Я хочу тебе кое-что объяснить.
Костя понял безысходность ситуации. В конце-концов он уже привык. Брат уже не в первый раз подставлял его так. Он знал всегда пойдут на поводу у младшего... Если продолжить спорить, то лишишься не только паровозика, но и чего-нибудь еще. Ведь у взрослых есть сила и влияние на маленьких... Костя сунул игрушку брату и поплелся за мамой на кухню.

Мама достала из холодильника фарш и другие продукты для котлет и начала лекцию:
- Если уж на то пошло, сын, то паровозик мой.
- Это как?
- Как-как?! Вот так! Я работаю, получаю заработную плату. Это оплата моего труда и мои деньги. На свои деньги я купила игрушку. Значит игрушка - моя.
- Но ведь ты обещала подарить мне паровозик на день рождения! И я обещал закончить четверть без четверок...
- То есть ты закончил ее со сплошными тройками?!
Костя моментально побагровел:
- С пятерками! Я тебе ведомость показывал!
- Ладно, ты свое обещание сдержал, а я свое.

- Но ты отобрала у меня свой же подарок! А шкет вообще никаких оценок не приносит!
- Не называй брата шкетом! Он пойдет в школу и тоже будет приносить пятерки. Пойми, Костя, не суть кто какие оценки приносит...
- А в чем тогда суть? Если ты будешь плохо работать тебе тоже будут платить зарплату?
- Да, так устроена система. Может премии лишат, тринадцатую не дадут. Но голодными нас не оставят. А я должна хорошо работать, чтоб получать все эти премии. Так мы сможем съездить в отпуск летом и я могу вам изредка покупать подарки...
- Чтоб отбирать их, - пробубнил Костя.
- Я должна была в этот момент решить конфликт. Нельзя быть хорошей одновременно для всех. Вот ты думаешь, что я плохая, потому что у тебя теперь нет в руках паровозика. А шкет, то есть твой брат, наоборот, считает меня очень хорошей. Ведь паровозик сейчас у него. Если бы я решила иначе вы двое были бы противоположного мения и я опять была бы наполовину хорошей - наполовину плохой.
- А почему ты решила именно у меня отобрать игрушку?
- Вот это разговор взрослого человека! Хороший вопрос, сынок. Мелкий еще слишком мелкий, чтоб задать такой вопрос. И тем более, слишком мал, чтоб понять ответ на него. Поэтому, я решила, пусть у тебя в этот момент не будет игрушки, но ты поймешь нечто, что он понять не в состоянии... Надеюсь, пока...

Мама зажгла конфорку и поставила на огонь сковороду, "чтоб прогрелась".
- И что я должен понять, мам?
- Паровозик твой.
- Как же мой? Шкет его небось доламывает уже!
- Скажи мне: паровозик существует?
- Да.
- Он находится в нашем доме?
- Ну да, если еще цел...
- Не распыляйся по мелочам. Нужен ли тебе паровозик, пока мы с тобой разговариваем?
- Ну... Мне было бы приятно разговаривать и играть одновременно...
- Юлий Цезарь, елки-палки! Нет, сын, нормальные люди не могут качественно и сконцентрированно делать сразу много дел. Особенно дети и мужчины...
- Почему дети и мужчины? - Костя не мог связать такие разные категории.
- Потому что для женщин детство кончается с первыми родами. А мужчины не рожают... Поэтому считай за удачу, что сейчас паровозик не с тобой. А ты его получишь обратно, когда твой брат с ним наиграется.

- То есть игрушки условно мои?
- Совершенно правильно ты понял. Все в семье условно чье-то. По мере необходимости. Например, твои трусы - они и папины тоже...
- Но папа ведь в них не влезет!
- Точно. Потому он их и не берет. Также как никто из нас не одевает его одежду - нам будет неудобно физически. Нам это не нужно.
Костя заулыбался:
- Хотел бы я посмотреть как расходятся швы моей куртки на папе.
- А сейчас ты открыл для себя еще один аспект владения. Собственность подразумевает не только право владения, но и ответственность. Если бы папа хотя бы временно завладел твоей курткой, он бы нес ответственность, что порвал ее.
- Значит если шкет поломает паровозик, ты его накажешь.
- Конечно, он будет наказан.
- А как? Что ты ему сделаешь?
- Сын, не казни человека за то, что он еще не совершил.

- А как мы со шкетом? Мы ведь твои дети?
- Мои. И папины.
- А кто из нас чей?
- Хм... Я думала ты понял... Вы семейные дети. Вы оба наши с папой. Мы можем вам говорить как себя вести и что делать. Это с одной стороны. Но с другой стороны - мы в ответственности за вас обоих в равной степени. Мы должны вас кормить, одевать, воспитывать, учить. И если кто-либо из вас делает что-то плохо, то вся наша семья получает плохое мнение в глазах других семей - то есть общества. Поэтому родители стараются воспитывать детей хорошо по своему разумению. И те же родители отвечают за проделки детей. Ведь что взять с маленьких - у вас же на самом деле ничего своего нет - это все наше, семейное.
- То есть нас со шкетом в тюрьму не посадят?
- Нет, конечно. Если вы сделаете что-то очень плохое, то посадят нас с папой. А вас отдадут в детский дом.
- Я не хочу в детский дом... - Костя задумался, а потом прижался к маме обхватив ее руками за талию, - Мам, я буду присматривать за братом, чтоб вас в тюрьму не посадили.

- Спасибо, сынок. Я знала, что ты уже большой и серьезный мальчик.
- Мам, значит, когда мы вырастем, будем работать, будем получать зарплату и с нас будет что взять - тогда мы тоже будем в отвественности за вас с папой?
- Костя, в отношениях родители-дети, как правило, ответствееность односторонняя. Но иногда, когда родители даже не специально делают какую-то глупость, некоторые дети склонны помочь выпутаться из сложной ситуации. То есть дети принимают на себя часть ответственности и делают это исключительно добровольно.
- И тогда ты не сможешь сказать мне - сделай так, а то...
- Родители тоже не святые. Есть такие, которые принуждают дееспособных детей к повиновению. Но это не законно и нехорошо.
- Мам, вот с родителями и детьми мне теперь более-менее понятно. А вы с папой?
- Что мы с папой?
- Ну, вы принадлежите друг другу?
- Формально - да. Мы ведь женаты, а исторически так сложилось, что смысл брака в принадлежности супругом друг другу. Хотя я считаю, что это анахронизм.
- А что такое этот... хренизм?
- Анахронизм - пережиток прошлого.
- Значит ты считаешь, что папа тебе не принадлежит?
- Нет, конечно. Он взрослый и здравмыслящий человек. Ну так было, пока он не начал пить.
- То есть, если папа однажды решит отдать зарплату в другую семью, ты не будешь против?
- Чтоб он так решил, должно произойти что-то очень значительное. Он должен быть очень недоволен нашей семьей.
- Например, если я закончу четверть без четверок, но с одними тройками?
- Еще хуже. Например, если в другой семье он обнаружит лучшее к нему отношение: внимание, еду, уход, секс, наконец.
- Но ведь и ты можешь найти другую семью, где еда и секс лучше... Тогда ты нас бросишь?
- Нет, сынок, ты опять судишь людей до совершения преступления. Тут все очень непросто. Сложность в моем личном нестандартном отношении к принадлежности.

Мама стала выкладывать котлеты на горячую сковороду. Котлеты шумно зашипели.
- Мам, а попроще можно?
- Ну я попробую. Например, мне захочется поцеловаться с другим мужчиной, не с папой. Папа, я считаю, мне НЕ принадлежит. Другой мужчина тоже. Тогда я спрошу себя - почему я хочу целоваться с другим?
- А ты хочешь?
- Не хочу, я рассматриваю гипотетический случай.
- И почему ты гипотетически хочешь?
- Видимо, потому, что папа меня редко целует или целует не так как мне хочется. Я скажу об этом папе. Он меня любит. А любящий человек для любимого способен сделать многое. Он сможет научиться целоваться так хорошо, как мне нравится. И тогда я не буду хотеть целоваться с другим.
- А если не сможет? Или не захочет учиться?
- Учиться захочет, потому что любит. А если не сможет, то он не будет против, если другой доставит мне то удовольствие, которое он не может дать. Ведь любовь - это когда желаешь своему любимому только самого лучшего. Даже если ты сам это самое лучшее не можешь предоставить.
- А если папа не захочет, чтоб другой тебя целовал?
- Значит, папа не хочет, чтоб мне стало хорошо. Значит он меня разлюбил.
- Но ведь если ты будешь целоваться с другим - ты изменишь папе. И тот другой должен на тебе жениться...
- Ты почти прав, Костя. По правилам нашего общества, которое признает принадлежность одного человека другому, это будет измена. Но я тебе говорила о своем нестандартном видении этой проблемы. Человек не может обладать другим человеком. Обладание - это лишение свободы. А лишение свободы это тюрьма. В тюрьму сажают преступников, тех кто сделал плохое для общества. А мы, нормальные люди, ничего плохого не сделали. А значит, нас нельзя сажать в тюрьму, нельзя лишать свободы.
- Значит, если ты увидишь, что папа целуется с тетей Люсей, ты тоже не будешь против этого?
- Против поцелуя я не буду, конечно. Но я буду сердиться, что папа не обсудил со мной то, что ему во мне не нравится.
- Но ведь тетя Люся блондинка с голубыми глазами. Если папе именно это нравится, то как ты сможешь измениться, чтоб папе не хотелось с ней целоваться?
- Конечно, есть предел человеческой трансформации. В таком случае я не буду против, даже наоборот! Я буду поддерживать и папу и тетю Люсю в их стремлении. А что, ты видел, как они целуются?
- Нет, мам, успокойся, не видел. Я ж рассматриваю гипотетический случай. Просто тетя Люся мне нравится.  И еще  - ты ж говорила, что если целоваться с кем попало, то можно болезнь подцепить...
- Ну да. Это не противоречит моей теории. Ты не целуйся с кем попало. Ведь по настоящему один человек хочет сблизиться с другим человеком только когда поверхностного знакомства становится недостаточно. Но этого уровня знакомства достаточно, чтоб убедиться в надежности и чистоплотности человека. Короче, Костя, включай голову, прежде чем пускать в ход руки, ноги и другие органы.

Мама накрыла на стол, позвала шкета, и они сели обедать. За обедом мама рассказала, что из за собственничества случается много бед на Земле. Почти все войны происходят из-за того, что влиятельные люди не поделили права обладания чем-то.
- А дядя Витя сказал, что Александр Македонский, Юлий Цезарь, Наполеон, Гитлер и многие другие начинали войны из-за женщин, - вставил Костя.
- Костя, если ты подумаешь над нашим разговором, то ты поймешь, что женщины во всех этих историях были предметом обладания. Или мужчины были вынуждены принести этим женщинам в обладание то, чего у них в тот момент не было. В какой-то мере и дядя Витя прав.

Костя понял, что быть собственником довольно хлопотно: ответственность, поддержание статуса, социальные заморочки. Но не быть собственником - тоже непросто в обществе собственников.
Да и что ему, собственно, нужно для жизни? Руки, ноги, голова. С ними Костя был уверен, что не пропадет. Голова помогает по жизни найти правильное решение, способ справиться с проблемой. А руки и ноги помогают выполнить решения головы. Все, что ему нужно - у него всегда с собой. А остальное - преходяще.

А шкет не стал хорошо учиться. И даже после того как стал взрослым, продолжил пользоваться положением младшего и слабого, чтоб получать, чего хотел. И Косте было это противно: мужчина должен быть сильным. Сильный человек может достичь успеха сам, без манипуляций, интриг, вранья. Сильный человек - положительное качество - решил Костя.

  • 1
(Deleted comment)
А кому сейчас легко, Машенька :)
Спасибо, дорогая, на теплом слове.

  • 1
?

Log in