Добрый дантист

Заметки врача-программиста

Все, о чем вы знали, но боялись спросить

Previous Entry Share Next Entry
Костя: про любовь - 2
Добрый дантист
igrowing
В предыдущих сериях:
Костя: про козла
Костя: про день рождения
Костя: про велосипед
Костя: про гордость
Костя: про любовь – 1

Костя, сколько он себя помнил, был очень влюбчивым мальчиком. Причем взрослых он любил сразу многих, а девочек – по одной. И отношение ко взрослым у него было иное, чем к девочкам. Но об этом мы уже подслушали в разговоре Кости и Фимы ;)

Мама говорила Косте, что нельзя вести себя по-разному с разными людьми. Надо быть всегда верным своим принципам и убеждениям. Костя был верным. Но он не представлял себе, что идет по улице за ручку с Фимой. Зато прекрасно представлял себе такую сцену с Оксаной. То есть все-таки есть какая-то разница в поведении по отношению к разным людям.

 

В первый раз Костя влюбился еще в детском саду. Тогда воспитательница выводила их каждый день на прогулку. Все строились парами, держась за руки, и шли гулять.

Обычно Костя «строился» с Сашкой. На прогулке они с Сашкой бегали между деревьев, изображая гоночные автомобили. Бегали обычно до того, «кто первый упадет». Потому что с первым упавшим воспитательница прекращала все их игры и они усаживались на скамейку в сторонке от всех детей, мирно ковыряющихся со своими незатейливыми играми.

 

 

Обычно на той скамейке сидела Наденька. Маленькая апатичная девочка с грустной улыбкой. Она почти никогда ни с кем не играла. Она всегда сидела на скамейке. А когда к ней подсаживали штрафников, она оживлялась. Каждый день она расказывала «провинившимся» какую-нибудь сказку. Сказок она знала много для своих (и Костиных) трех лет. И хоть каждые две-три недели сказки повторялись, ее всегда было интересно слушать. Она оттачивала мастерство, внося каждый раз более интересные обороты в сказку. Но никто из штрафников с ней не спорил, что «в прошлый раз этого не было». Наоборот, все только задерживали дыхание, чтоб узнать, как дальше развернется сюжет.

 

Косте так нравилось слушать Наденькины сказки, что иногда он специально падал, чтоб воспитательница его «наказала». Самостоятельно подойти к скамейке штрафников Костя не решался по двум причинам.

  1. Это была скамейка лузеров. И признать себя лузером заранее было позорным. Костя не знал, что значит «лузер». Но это так плохо звучало, что он даже боялся спросить у взрослых...
  2. Он не хотел, чтоб кто-то догадался о его любви к Наденьке. Чтоб не дразнили «тили-тили-тесто, жених и невеста».

 

Конечно, Костина любовь выражалась не только в немом слушании. Ему еще очень нравилось смотреть на Наденьку. Когда было тепло, Наденьку приводили в садик в коротком платьице и в сандалиях. Косте всегда интересно было заглянуть под платьице и проверить, подходит ли цвет трусиков под цвет носочков. И как правило, цвет подходил!

Костя заметил, что чем взрослее девочка-девушка-женщина, тем длиннее у нее платье. И практически невозможно определить цвет трусиков у девушки даже в миниюбке. Значит что-то в этом есть! Это интересно. А еще Костя заметил, что девушки часто не носят вообще никаких носочков. Может они и трусиков не носят? Так простудятся ведь!

 

А еще, когда перед дневным сном и после прогулки их всех, всей шумной группой о пятидесяти ногах, загоняли в ванную комнату мыться, Костя отмечал, что у него и у Сашки есть некие выступающие части, которых нет у Наденьки и других девочек. Несколько раз Костя пытался спрашивать об этом у мамы – почему такая разница?

Мама каждый раз придумывала новый ответ:
- Ты на несколько месяцев старше – у них еще не выросло.
Проходило несколько месяцев, и у них ничего не вырастало:
- У всех людей волосы разные. И письки тоже.
Но письки были всего двух типов, заметил Костя. И безо всякой связи с цветом волос.
- Вырастешь – поймешь, - вот после таких ответов Костя понимал, что он спрашивает о чем-то неприличном. И больше не спрашивал. Он ждал, когда ж он, наконец, вырастет...

Костя заметил, что взрослые смущаются от его вопросов про сиси-писи. И постепенно стал стесняться наготы. Битвы мыслей и эмоций разворачивались с его маленькой голове: с одной стороны все, что касалось наготы и тела было ему очень интересно. С другой стороны, это было как бы запретной темой.

 

А пока он все думал, как же дать Наденьке понять, что он испытвает к ней особенные чувства. За все три года в садике так шанса и не представилось. Из-за своей апатичности Наденька не была интересна другим мальчикам. Ее не обижали и, значит, ее не надо было защищать. На занятиях, когда их учили рисовать, играть в настольные игры, петь и т.д. всем детям выдавали одно и тоже. То есть невозможно было ее впечатлить. Особых физических способностей у Кости тоже не было, если не считать того, что он был самый мелкий в группе.

 

Однажды Костя сделал то, о чем давно мечтал. В момент построения на прогулку он взял за руку Наденьку и встал в строй. Наденька не сопротивлялась. Ей было все равно. Сашка потыркался, обнаружил свою пару занятой и заорал:
- Тили-тили-тесто, жених и невеста!

Вся группа мнговенно рассыпалась из строя в круг, добрых два десятка рук показывали на Костю и Наденьку. И добрых два десятка звонких глоток вторили:
- Тили-тили-тесто, жених и невеста!

 

Воспитательница с трудом утихомирила детей. И Костя был наказан скамейкой прямо с самого начала прогулки за нарушение дисциплины. Косте даже было хорошо от такого наказания. Он был единственным, кто сидел с Наденькой на одной скамейке. И она одному ему начала рассказывать очередную сказку. На саму Наденьку происшедшее не произвело никакого впечатления. Как будто она в этом и не была замешана. Костя же поклялся себе никогда явно не проявлять свою любовь. А Сашка вынужден был гоняться один между деревьев. Он не нашел себе соперника и после второго круга сам подошел к скамейке.

- Лузер! Слабак! – крикнул кто-то из детей и остальные подхватили. Костя был отомщен.

Но Наденька так и не узнала о его «особом отношении».

 

*****

 

Дедушка подарил Косте на шестилетие подборку репродукций русских художников. Это были глянцевые листы с очень красочными картинами. Костя очень любил их смотреть, а потом переворачивать и читать на обороте название картины и автора. «Последний день Помпеи», «Девятый вал», «Портрет Давыдова», «Сватовство майора», «Бурлаки на Волге» и многие другие.

- Мам, а почему написано «Нагой мальчик»? У него ведь две ноги! Вот они!

Да, искусство развивает.
«А письки не видно», - отмечал Костя про себя. – «Он, наверное, ее специально прячет...»

 

Сразу после первого звонка первого сентября в первом классе первая учительница посадила Костю не на первую парту рядом с одной из самых высоких девочек в классе – с Оксаной. Костя заметил Оксану еще на линейке во дворе. Тогда он даже не знал как ее зовут. Но она была очень красива. Как дочь Мария с репродукции Карла Брюллова «Портрет великой княгини Елены Павловны с дочерью Марией». Особую прелесть Оксане придавали два огромных, просто гигантских белых пушистых банта в основании каждого тонюсенького хвостика. Банты были размером с голову Оксаны. Каждый. И от этого она казалась Минни, подружкой Микки-Мауса. Только с белыми бантами вместо черных ушей.

 

Оксана всегда была серьезной девочкой. Она почти никогда не улыбалась и не смеялась. Даже когда Костя специально для нее дурачился. Поэтому ее все всегда называли Оксаной и никак иначе. У нее даже прозвища не было. Она нравилась всем мальчикам в классе. Еще бы – красивая высокая голубоглазая блондинка! Да еще и отличница. Из-за ее неприступной холодности и непреклонной серьезности никто не осмеливался даже дернуть ее за хвостик или пульнуть в нее размоченной бумажкой из «ствола» ручки.

 

Оксана практически всегда отвечала урок без запинки, когда ее вызывали. Ее тетрадки были самыми аккуратными в классе, и ее школьная форма всегда была безупречно накрахмалена и выглажена. Чтоб не сесть в галошу (Костю очень смешило выражение «сесть в галошу» - он попытался однажды сесть в бабушкину галошу), Костя усердно готовил все уроки дома. И тоже всегда был готов ответить почти на любой вопрос. А когда не мог – Оксана шепотом ему подсказывала. Только в третьем классе Косте «посчастливилось» пару раз помочь Оксане с ответом.

 

На переменке Оксана чаще одна, но иногда в окружении галдящих девчонок, тихо ела свой завтрак. А Костя тусовался с мальчишками. И постоянно косился на Оксану. Он не мог перестать любоваться ее грацией, спокойной красотой, манерой держать себя. И он хотел сделать что-нибудь значительное для нее. Но не мог. И ждал момента. Костя очень тяжело переживал, когда Фима заявил о своем намерении любить Оксану. Но все случилось, как Костя и предсказывал. Оксанин рюкзак носить не нужно было – ее забирала из школы бабушка. От мальчишек защищать Фиме тоже не довелось – Оксану никто не обижал. А когда Фима вручил Оксане шоколадку, практически все свидетели этого события сразу подобающе отреагировали – «Тили-тили-тесто, жених и невеста!».

 

В то время Костя часто просыпался по ночам от кошмаров. Кошмар был всегда один и тот же:
Он видел Оксану на улице, идущую на противоположном тротуаре, но в ту же сторону, что и он, Костя. Причем на улице были еще люди. И все шли по своим делам абсолютно невозмутимо... Несмотря на то, что Оксана была... Голая! Абсолютно нагая! И такая же спокойная и серьезная, как обычно. И в этот момент Костя осматривал себя. И оказывалось, что он тоже совсем голый! Стыд! Позор! Срам! Ужас! Одной рукой Костя старался прикрыть причинное место спереди, другой – сзади. Благо в то время его ладони еще были достаточно большого размера относительного источника стыда. Или наоборот, источник стыда был недостаточно велик. Но руки не слушались, он были ватными. Костя напрягался из всех сил, и люди стали обращать на него внимание. А на Оксану – нет. А он – голый! И ему стыдно. Костя просыпался и... обнаруживал сплетенные под собой руки.

 

Однажды Костя спросил у мамы:
- Мам, а как ты узнала, что папа тебя любит?
- Он мне сам об это сказал.
- А если б не сказал, ты не догадалась бы?
- Наверное, догадалсь бы. Но не была бы уверена. Мне нужны были объективные подтверждения.
- А что такое «объективные»?
И мама объяснила Косте разницу между объективным и субъективным.
- И что было для тебя «объективным подтверждением» папиной любви?
- Знаешь, папа не всегда был такой. Раньше он приглашал меня в кино, мы ходили на аттракционы, он дарил мне цветы.
- А цветы и кино – это объективное свидетельство любви?
- Нет, конечно.
- Ну а как ты догадалсь, все-таки?
- Он мне сам сказал.
- Вот так просто сказал? И вас не дразнили?
- Ну что ты, взрослых не дразнят.
- А ты папе поверила, когда он сказал, что любит тебя?
- Ну да. Он же ухаживал за мной. Вел себя как настоящий джентльмен, - сказала мама и осеклась. Ей пришлось объяснять, что такое «джентльмен».
- Значит ухаживание по-джель... дзен... джентльменски и признание в любви и есть «объективные подтверждения»?
- Выходит, что так.
- Но ведь кто-угодно может за тобой ухаживать и сказать, что любит тебя. Как ты узнаешь, что он и вправду тебя любит, а не врёт?
- А вот на этот вопрос ответ приходит с возрастом и опытом.
- Мам, а что мне делать, если любишь девочку?
- А ты любишь девочку?
- Очень. Она красивая и умная. Я хочу на ней жениться!
- Балбес, где вы жить будете? – мама решила атаковать Костю его собственным оружием – логикой.
- Как где? Дома! Мы поместимся на моей раскладушке. А уроки будем делать за одним столом – он большой.
- А кто вас будет кормить и одевать?
- Меня – ты, а Оксану – ее мама.
- А тебе не кажется, что семья – это самодостаточная структура? Семья должна быть независимой от других. И глава семьи должен о семье заботиться. Должен уметь вести семейные дела, следить за порядком и достатком. Ты вот когда последний раз укладывал свои игрушки по порядку?
- Никогда. Ты права, мам, я еще не могу заботиться о семье. Но я люблю Оксану!
- Люби себе тихо в тряпочку. Придет время – все наладится. А хочешь это время приблизить – марш наводить порядок в своих книжках и игрушках. И учись хорошо.

 

В четвертом классе дети уже не обязаны были сидеть за теми партами, куда посадила первая учительница. Они могли на каждом уроке сидеть где хотят. Да и каждый урок проходил в тематическом классе. Костя по обыкновению шел за «свою» привычную парту. И Оксана тоже по обыкновению продолжала садиться рядом с ним.

 

Как только Костя пошел в школу мама решила, что костя уже большой. И уже 3 года его день рождения не справляли. Вообще никак. А когда настал Костин день рождения в четвертом классе... Оксана как обычно села на первом уроке рядом с ним, протянула под партой какой-то сверток Косте и прошептала:
- Это тебе. С днем рождения.

 

В тот момент Костя был готов лопнуть от счастья. Значит он все-таки нравился Оксане. И она каким-то образом узнала, когда у него день рождения. И даже приготовила подарок.
- С-с-спасибо, - прошипел, задыхаясь, Костя.

И он уже точно знал, что подарит ей на ближайший праздник, на день рождения. Он будет вести себя по-джентльменски. Настали каникулы. Ни у Кости, ни у Оксаны не было телефонов. Костя скучал по Оксане и через несколько дней каникул стал периодически наматывать круги вокруг ее дома на велике. Он надеялся, что она выйдет. И они поговорят без свидетелей. И может она даже согласится покататься с ним на велике – Костя даже сшил подушечку по размеру багажника и закрепил ее резинками от трусов.

 

Но Оксана не выходила из дома. И когда началась следующая четверть Оксана не пришла в класс. Классная сказала, что у нее папа военный. Его перевели на Дальний Восток, и они уехали, сразу как закночилась четверть. Костин мир стал серым, парта пустой, уроки бессмыссленными, еда пресной. Даже беседы с Фимой казались нудными и неинтересными. Больше Костя никогда не видел Оксану. Он даже не успел оставить ей свой адрес и индекс для писем, хотя они сидели три с лишним года за одной партой. «Какой же я был дурак», - ругал себя Костя. Через много лет уже взрослые одноклассницы рассказали Косте, что Оксана приезжала в их город и интересовалась Костиной судьбой. Но Костя был уже далеко.

 

*****

 

А потом в класс пришла другая девочка. И села на свободное место. Рядом с Костей. У нее на лице была бабочка из веснушек – нос и щеки в крапинку. Она, как и Костя, сама ходила в школу и домой. И жили они совсем рядом. Делали часто уроки вместе. Она не была красивой. Но очень доброй и ласковой. И постепенно Костя влюбился в нее. Он носил ее портфель, провожая до дома. Делился с ней яблоками. А когда они делали уроки у Кости дома, он сначала кормил ее обедом, который сам и приготовил.

 

Рано или поздно, у Кости возник тот же вопрос, а любит ли она его? Ведь скоро они заканчивают школу, и, возможно, их дороги разойдутся. А этого Костя не хотел, если нет на то очень веского резона.

С мамой консультроваться бесполезно. Практического совета от нее не дождаться, а быть обозваным балбесом – не хочется. Тем более, что это не «объективно». В таких случаях Костя ждал визита дяди Вити. И когда дядя Витя пришел, Костя спросил:
- Дядя Витя, как дать девочке понять, что любишь ее?
- Сказать ей об этом не пробовал? – дядя Витя любил сократствовать.
- Ты что! Во-первых, засмеют. А во-вторых, кто угодно это сказать может. Как ей узнать, что я не вру?
- А ты врешь?
- Нет, конечно, - и Костя рассказал как он за ней «ухаживает».
- Ну вот, твои поступки – это уже половина дела. А вторая, половина, как ни крути – слова. Женщины любят ушами. Если она не дура – она поймет и поверит.

«Сказать ей об этом!» - ну уж нет, думал Костя. Это ж как на улице быть голым средь бела дня! И он не сказал.
А кто-то другой сказал. И она поверила другому. Она перестала учиться, после школы ходила в противоложную от своего дома сторону и вскоре их отношения сжужились до состояния «привет-привет». Тут как раз, Фима очень помогал Косте отвести душу.

 

*****

 

- Дядя Витя все-таки не дурак. Даже наоборот, очень умный мужчина, - думал Костя. - А если так, надо пересилить себя и взять на вооружение его совет.

Костя принял волевое решение, когда влюбился в очередной раз. Причем в этот раз – совсем по-другому. Чувства, которые он испытывал к новой пассии захлестывали его гораздо сильнее, чем все прошлые любови. И он признался в любви. Он очень долго готовился к этому. Придумывал, что и как скажет, записывал и переписывал свою речь. Он думал, что они уже взрослые, и никто смеяться не будет. В самый ответственный момент, с букетом цветов наперевес, все слова и заготовки улетучились:
- Я тебя люблю, - выпалил Костя и протянул букет. Нет, он не покраснел в тот момент. Он уже был красный от переживаний.
- Спасибо, - она приняла цветы. И пауза.
- Ну, - не выдержал Костя, - а ты? Ты меня любишь?
- Знаешь, ты не выглядишь, как настоящий мужчина.
Для Кости такой завуалирванный ответ был кристально ясен. Но он решил хоть извлечь из этого урок.
- А как выглядит настоящий мужчина?
- Он должен быть большой. В высоту и в ширину. И он должен быть щедрым. Внимания и букета цветов недостаточно для того, чтоб тебя полюбили.

Это был грустный, но очень полезный урок. Ухаживать Костя умел. Оставалось только периодически «быть щедрым». И он стал сердцеедом. «Влюблял» в себя девушек. И девушкам казалось, что Костя их на самом деле любит. Но он врал. Он очень долго не мог по настоящему полюбить. До той самой большой и настоящей любви, любви с первого взгляда.

Костю очень забавляло, что каждая девушка, принимающая его «любовь», очень легко и просто с ним расставалась. Без сожаления. Не потому, что Костя такой плохой, что от него избавиться было счастьем. Даже наоборот, он был очень обходителен и приятен. Просто Костя понял, что все эти девушки просто получали от него, что хотели. А «любовь» была лишь предлогом для удовлетворения их совместных нужд.

 

*****

 

- Костя, подвинься чуток.
- Ну что ты толкаешься, я ж на рельсах сижу!
- Я хочу, чтоб ты меня представил.
- Ах да, слово предоставляется наглому и бестактному Автору, - хихикнул Костя.
- Ну, спасибо, друг. Говоря о любви, сложно не отметить, что умные люди – психологи – уже давным давно ответили на основные вопросы, мучающие почти всех людей на Земле. И ответы эти просты и незатейливы. В психологии почти любое определение покоится на трех китах. Для любви киты имеют такие имена:

  • Влечение;
  • Страсть;
  • Верность (как это ни странно).

 

 

На схемке становится понятным, из чего состоит любовь. Следует уточнить, что влечение подразумевает близость (т.е. секс), страсть - это чувства, а верность – это выполнение неких обязательств по отношению к объекту любви. Наденька, Оксана и другие Костины любови обладали почти всеми свойствами настоящей любви. Костя был им верен и заботлив. Не нужно говорить, что чувства бурлили в Костиной душе и его влекло к физическому контакту с любимыми.

 

 



 

Но будучи ребенком, он не мог этот контакт осуществить. И попадал в один из типов «патологической» любви – в нелогичную любовь.

 




Позже, когда он стал опытным любовником, патология сменилась на романтическую любовь. А то и просто на секс. Естественно, что с родными людьми его может связывать исключительно «пустая любовь». Просто выполнение обязательств по отношению к маме, дяде, бабушкам и дедушкам. Вот так просто.

 

- Где ты раньше был? – возмутился Костя. – Ты не мог мне это все рассказать с самого начала? Зачем я столько страдал?
- Константин, если тебя утешит – страдал не ты один. Все проходят через это в той или иной степени. Данное знание просто помогает абстрагироваться от прошлых ошибок и не делать новых. Да и потом, если бы это знал, то может быть, ты даже и не родился бы ;)
- Ну вот! Сразу угрожать! Ладно, расскажи еще про инструменты.



 

 


  • 1
гуру. ты мой гуру.


Льстишь, Шендыш...
:)

Спасибо большое. За пост. И за эту песню. И за этот видеоряд.
Спасибо +)

  • 1
?

Log in

No account? Create an account